Жанна Пятирикова предлагает Вам запомнить сайт «Умелые ручки»
Вы хотите запомнить сайт «Умелые ручки»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Через творчество - к жизненной миссии

Самый модный греческий остров. Виртуальное путешествие

развернуть

 

Слово «Миконос» значит «куча из камней». Из иллюминатора самолета остров так примерно и выглядит – нагромождение лунных валунов, испещренных четырехугольниками бирюзовой, как в пейзажах Дэвида Хокни, воды и редкими участками с ухоженной зеленой травой.

Западная часть представляет собой кучку беленых открыточных домиков; с северо-востока видны нежные очертания острова Делос.

Английский писатель Лоренс Даррелл говорил, что над этим девяностокилометровым островком в Кикладском архипелаге порабо­тала могучая кучка – художник Пикассо, скульптор Бранкузи и архитектор Гауди. И добавлял: «Сколько бы ни топтались тут туристы, крошка Миконос ни за что не подведет странника». И ведь был прав: действительно не подведет!

Возможно, все дело в свистящем северном ветре мелтеми, который, бывает, срывает двери с петель, но заодно избавляет от необходимости выкуривать комаров и включать кондиционеры. Или в хрустально-чистом море, где, в отличие от Лазурного побережья, нет опасности вляпаться в какую-нибудь пакость. А может, секрет в вечернем свете, который любую самую изможденную и обгоревшую человеческую особь превращает в существо божественной красоты.

Лишь в прекрасные пятидесятые крохотный Миконос открыли для себя греческие миллионеры-судовладельцы. О визите Онассисов или Ниархосов на пляж Пла­тис-Гиалос возвещал городской глашатай (именно в тех местах снимался фильм «Ширли Валентайн» о скучающей ливерпульской домохозяйке, которая вздумала разогнать тоску в обществе немолодого греческого красавца). Деревянные ящики расставлялись на песке, тут же ловилась рыба, на столы метались помидоры с окрестных огородов и местный сыр копанисти – невероятно вкусный, хоть и с подозрительным душком. Встречать суда магнатов собирался весь остров: их приветствовали, как сошедших на землю богов, – с полными корзинами еды и вина.

Подчас в подношения вкладывались мешочки с драхмами – как будто в них кто-то испытывал необходимость. Миконос служил тайным убежищем богатых и посвященных до конца шестидесятых: здесь видели новую жену Онассиса Жаклин, некогда Кеннеди, любимую актрису Годара Джин Сиберг и Иегуди Менухина – первого еврейского скрипача, игравшего в Германии после холокоста. Мик Джаггер танцевал на стойке бара в Ремеццо, а владевший этим заведением Пьеро лично готовил за полночь спагетти для балетной звезды Рудольфа Нуриева. Такой это был остров!

Впрочем, Миконос и сейчас сохранил свое место под солнцем. Проводить лето здесь разумнее, естественнее и правильнее, чем отправляться в Сен-Тропе или на Ибицу. По крайней мере, так полагают звезда мюзикла «Чикаго» Куин Латифа, австралийский актер Хью Джекман и модный патриарх Валентино, бросающий здесь якорь своей яхты. Посвященные приезжают на Пасху – главный праздник в греческом религиозном календаре, или в начале октября, когда в заливе ловятся лучшие кальмары. 

Главная точка Миконоса настоящего – заведение под вывеской Kiki’s, притулившееся на скале над пляжем Агиос-Состис. Оно названо в честь шведского шалопая с рюкзаком, который сошел здесь на берег в середине семидесятых, да так и не смог покинуть остров. Это крошечная таверна с тесно сдвинутыми столами посреди оливковой рощи, где только недавно появились телефон и электричество: до последних лет удавалось обходиться дровами, горевшими под грилем, и льдом, который таскали от подножия холма.

В августе владелец Kiki’s Василий обретает власть, сопоставимую с могуществом Миши Петухова, правой руки ресторатора Новикова. Многие сотни пожелтевших кроссвордов из Herald Tribune были разгаданы в ожидании малозаметного Васильева кивка, но долгие часы, проведенные на каменных ступенях перед рестораном, – важная часть ритуала. Тем более что по ходу дела можно смотреть, как гигантская яхта семейства Метакса покачивается на волнах залива, или изучать смиренно ожидающих своей очереди завсегдатаев: красавцев в бусах со скульптурными торсами, фигуристых гречанок, накручивающих на пальцы взлохмаченные по самой последней моде пряди, и их матерей в длинных хламидах Emilio Pucci с айфонами в карманах. В очереди стоят и собаки – чадолюбивые лабрадоры или идеально вышколенные ротвейлерши.

Из громко рычащего холодильника на свет являются салаты – морковный, уолдорфский, греческий. С гриля поступают гигантские свиные отбивные в компании запеченных картофелин (каждая размером с дыню) и здоровенные жареные каракатицы, чьи щупальца вьются по красно-белым клетчатым скатертям. Поджарые рыжие коты болтаются под ногами, подбирая объедки.

Зато в Псароу, бывшем главном порту, шезлонги всегда в изобилии: их расставляет красавец Яни, который весь сезон не знает отбоя от девиц в л­еопардовых бикини. Много ли там народу? Если день выдается удачный, лазурный Club 55 покажется эпизодом из фильма «Изгой».

Парага – пляж топ-класса, а заодно и сборище загорающих топлес. Местный ресторан со столиками прямо на песке именуется Tasos Taverna, а его владельца зовут Джорджо. С Агиос-Иоаннис откры­ваются потрясающие виды Делоса, а Христо (в свободное время – и резчик по мрамору и скульптор) отлично готовит свежую рыбу. За пастой с морскими ежами отправляйтесь в Grotto или на пляж Агиос-Анна, куда можно попасть через скалы, по вере­вочному мосту. Таверна в Кало-Ливади под названием Sol y Mar – самое расслабленное и дизайнерски совершенное место на всем острове; берите пиццу и клубничные дайкири. Фокос может похвастатьcя одноименной таверной; заказывайте салат омега с йогуртом, чесноком и грецкими оре­хами, вешенки и пряную фету на том же гриле.

Изрядных усилий стоит заказать столик в N'Ammos – самом светском пляжном ресторане. Модельера Жан-Поля Готье, рэпера Jay-Z, Романа Абрамовича, чету Бондарчуков и актера Харрисона Форда с его Калистой (Олег Дерипаска, ау! На Корфу уже никто не ездит!) можно встретить среди афинян, съехавшихся на ризотто с лобстерами, креветками и сладкой тыквой, тальятелле с морским чертом и гигантскими порциями тройного шоколадного мусса. Белоснежные скатерти трепещут на ветру, блестят серебряные вазы с пурпурными цветами, сверкают побелкой плетеные стулья. Не вылезающие с пляжа красотки запивают сашими ледяным «Эвианом», который разносят не вылезающие с пляжа красавцы, будто сошедшие с рекламы трусов Armani.

День проходит на пляже, а ночью на­сту­пает пора вылазок в город. По дороге выпейте мохито в отеле Cavo Tagoo. Поскольку здесь, сколько ни пей, похмелья все равно не бывает (Дионис, как видно, творит чудеса), есть смысл продолжить яблочным мартини в баре Matsuhisa при отеле Belvedere. Да-да! На Миконосе есть не только «Старбакс», но и ресторан «Нобу», так что высшая степень светскости острова подтверждена официально.

В столице острова Хоре запутаться проще, чем в узорах, образующих отпечатки пальцев. Ее специально так построили в XVI веке, чтобы отбивать атаки пиратов. Ориентир в этом лабиринте – банк «Альфа» на главном променаде, улице Матоянни, где на крыльце сидит колоритный, увешанный побрякушками прорицатель. «Встретимся у прорицателя» – согласитесь, звучит куда экзотичнее, чем «встретимся у банка». Отличное расслабленное заведение – крохотная забегаловка Te Maerio в паре шагов от «Альфы», пристанище лохматых художников. Подают здесь пряные сырные пироги-кефтады и божественные тефтельки (еще один совет инсайдера: часть тефтелек они отдают на сторону – в ресторан Sea Satin). Вино пейте местное розовое. Днем – Amethystos, вечером – Gerovasiliou.

После розового самое время взглянуть на бриллиантовые украшения на кожаных ремешках, которые продаются в уже упомянутом отеле Cavo Tagoo, в бутике Apriati. Пешая прогулка не повредит, если предпочесть сандалии – туфли на каблуках здесь никто не носит. Вот о чем стоит побеспокоиться, так это о записи на педикюр в салон Beauty World. Проверено – лучше всего смотрятся бронзовые тона.

Считается, что ночная жизнь – главное на Миконосе. Cavo Paradiso, многоуровневый ночной клуб над Райским пляжем, по настроению ближе к Ибице. Здесь играют диджеи вроде Raresh и Fedde Le Grand, и веселье никогда не начинается раньше трех ночи. Путешественникам, ностальгирующим по временам дома приемов «ЛогоВАЗа», вероятно, имеет смысл остаться в городе и провести вечер в крохотном Astra Bar с расписанным звездами потолком. Один из «ролингов» Кит Ричардс, оказавшись здесь пару месяцев назад, поступил именно так. В баре Jackie O’s места еще меньше, что не мешает этому заведению с деревянными канделябрами и пестроцветными полами быть абсолютно прекрасным. Вдобавок здесь бесподобное шоу трансвеститов, на которое съезжается публика любой сексуальной ориентации.

Альтернативный вариант – вечеринки у себя на вилле. Забронировав жилье у обаятельного, немного взъерошенного итальянца Федерико Ардуино, которому доверяют ключи от лучших имений на острове, можно заодно обзавестись превосходным поваром. Хотя к чему лишаться ежедневного ленивого тура по супермаркету, куда рыбу доставляют замороженной с Аляски, зато помидоры привозят с острова, и слаще они не бывают нигде на земном шаре? По дороге домой вне зависимости от того, насколько багажник прокатного джипа забит бутылками розового Amethystos, гигантскими ломтями феты и запасом меда на ближайшие сто лет, стоит сделать остановку у мясной лавки, где со столба свисают гроздья миконийской брезаолы.

Если хватит смелости, уговорите местных рыбаков или друзей с корабликом отвезти вас ночью в Делос. Лоренс Даррелл поступил именно так (хотя официально там запрещено останавливаться). Оцените два гигантских фаллоса, охраняющих вход в храм Диониса.

Миконийцы по природе своей не слишком радуются чужакам – иначе и быть не могло, учитывая все голодные и сложные времена, которые им пришлось пережить, полагаясь только на самих себя. Суровый взгляд и непреклонно сложенные руки будут наградой тем, кто осмелится протянуть несколько кредиток в оплату одного счета, а на перекрестке преимущественное право всегда остается за местными мачо. Но это не умаляет обаяния острова и никак не смягчает тоску по запаху разогретого камня, которая начинается уже в момент отъезда, и по розовато-пурпурному вечернему свету, при котором писатель Даррелл любил «погружаться в яростную белизну на иссиня-черном морском фоне». Остров ждет.

источник


Опубликовала Жанна Пятирикова , 17.03.2011 в 09:30

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
люба хролович (Френкель)
люба хролович (Френкель) 19 марта 11, в 01:39 Красота! Мечта! Текст скрыт развернуть
2
Radmila H.
Radmila H. 20 марта 11, в 06:29 Спасибо за красивое виртуальное путешествие! моя мечта объехать весь мир и посмотреть все страны и острова! Текст скрыт развернуть
1
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 2
Комментарии Facebook

Поиск по блогу

Последние комментарии

Anna Usova
Александр Семенов.
Аля Влади...
Благодарю Александр
Аля Влади... Как найти и удалить пустые папки на компьютере. Компьютерный ликбез
Александр Семенов.
Нина Шакирова
Какие умельцы, прекланяюсь
Нина Шакирова Роскошные украшения, связанные крючком
Жанна Пятирикова
Воротник надвязать
Жанна Пятирикова Из пуловера в кардиган. Как правильно разрезать вязаную вещь
Анна Бурлёва
Амир Уверен
галина лебедева (Петрова)
Спасибо!
галина лебедева (Петрова) Игольницы как произведения искусства
Инга Козлова (Кузьмина)
Чудесные шляпочки!!!
Инга Козлова (Кузьмина) Игольницы как произведения искусства